ФИЗИОЛОГИЧЕСКИЕ МЕХАНИЗМЫ РЕГУЛЯЦИИ ПОЛОВОЙ ФУНКЦИИ 3

ФИЗИОЛОГИЧЕСКИЕ МЕХАНИЗМЫ РЕГУЛЯЦИИ ПОЛОВОЙ ФУНКЦИИ 3
  1. Наличие специфической симпатической и парасимпатической иннервации половых органов не исключает и наличия более сложных ассоциативных вегетативных аппаратов, функционально объединяющих половую деятельность с другими органами и системами: сердечно-сосудистой, эндокринной, терморегулирующей и др. Эти аппараты представлены в лимбической системе, включающей и гипоталамус. И. Н. Боголепова (1968) предложила деление гипоталамуса на отделы, из которых передний осуществляет интеграцию парасимпатических функций и в том числе регуляцию эрекционной деятельности, а задний интегрирует симпатические функции и, в частности, регулирует эякуляционную деятельность.
  2. Гипоталамическим сексуальным центром, регулирующим гонадотропную функцию гипофиза Spatz (1951) считает nucleus paraventricularis (arcuatus) и nucleus ventromedialis, относящиеся к парвоцеллюлярной области серого бугорка. Dey (1943) и Endroczi и Mess (1955) при разрушении серого бугорка наблюдали (в эксперименте) нарушение половой функции и атрофию гонад.
  3. Klumbies и Kleinsorge (1953) исследовали при помощи новейшей аппаратуры показатели кровообращения и дыхания во время оргазма у молодых мужчин и женщин. У мужчин пульс учащается в среднем до 142 в минуту и сразу после оргазма за 4 мин падает до 67 (перед оргазмом—95). Артериальное давление повышается в среднем до 250/120 мм рт. ст. при исходном 120/80, ударный объем сердца возрастает до 170%. Дыхание в начале оргазма — частое и поверхностное (32 в минуту), постепенно переходит в более редкое и глубокое и в конце сменяется несколькими глубокими вдохами. Одновременно с семяизвержением наблюдается сокращение мочевого пузыря и прямой кишки.
  4. У женщин пульс учащается в среднем до 103 в минуту и после оргазма более постепенно урежается до 85 (при исходном 78). Артериальное давление повышается в среднем до 160/105 мм рт. ст. при исходном 110/80, ударный объем сердца возрастает до 130%. Дыхание вначале резко учащается до 44 в 1 мин, затем падает до 16 в 1 мин и в конце оргазма снова возрастает до 50 в 1 мин с мгновенным падением до 17 в 1 мин Одновременно наблюдается сокращение матки, влагалища и прямой кишки, а у некоторых и желудка. Эти сопутствующие явления при крайнем возбуждении могут быть настолько сильными, что (в очень редких случаях) способны вызвать непроизвольное мочеиспускание, реже дефекацию и рвоту.
  5. Некоторые изменения были одинаково выражены как у мужчин, так и у женщин. Наблюдалась дыхательная аритмия пульса; сужение артерий нарастало до момента высшей точки оргазма и затем быстро сменялось их расширением; в купулятивный период артериальное давление повышалось за счет учащения сердечных сокращений, в предоргастический период — за счет роста ударного объема и в момент оргазма — за счет дальнейшего роста обоих показателей. Несмотря на резкую активацию сердечной деятельности, недостаточности коронарного кровообращения отмечено не было; увеличивался объем резервного воздуха; значительно усиливался синтез гликогена в сердечной мышце; увеличивался лейкоцитоз в периферической крови. В экспериментах на собаках, у которых часть костей черепа была заменена прозрачным материалом, в момент оргазма наблюдалось резкое расширение сосудов и выраженная гиперемия мозга.

Нарушения половой функции

  • В эксперименте нарушения половой функции возникают при повреждении срединного возвышения, вентромедиального ядра и премамиллярной области гипоталамуса. MacLean и Delgado (1953), Ursin и Kaada (1960) при стимуляции ростральной области гипоталамуса (поисковая извилина, орбитальная кора, миндалины) получали изменения сексуальных реакций. Имеется также предположение, что клеточные структуры миндалин обеспечивают возникновение либидинозных эмоций (Brady и Nauta, 1953; King, 1958). Однако эти предположения основаны лишь на том, что в лимбической системе миндалины обеспечивают возбуждение и поддержание всякого аффективного эмоционального поведения. При нарушении половой функции рекомендуем к приему Malegra 100P-Force FortCenforce Soft 100.
  • Таким образом, о структурной изолированности центров гипоталамуса и лимбической системы имеются два мнения: одни авторы признают существование отдельных центров (терморегуляции, сна, обмена, половой деятельности и т. д.), другие рассматривают всю область как единую сложную систему, регулирующую вегетативные функции и создающую эмоциональный фон поведения в целом. Точная локализация центров гипоталамуса остается еще предметом дальнейших исследований.
  • Особо важное значение имеет связь гипоталамических образований с гипофизом и другими железами внутренней секреции, вследствие чего, кроме координирующих импульсов, непосредственно поступающих по проводящим путям в спинальные половые центры, возможна и косвенная гормональная регуляция.
  • Имеются экспериментальные доказательства локализации половых центров в полосатом теле и зрительных буграх. Л. М. Пуссеп (1912), В. М. Бехтерев (1926) и другие вызывали эрекцию раздражением этих областей мозга. Н. А. Попова (1937) и И. И. Русецкий (1958) указывают на коррелирующую роль ядер полосатого тела в отношении вегетативных функций гипоталамуса.
  • Подкорковые узлы являются центрами важнейших сложных безусловных рефлексов или инстинктов, в частности пищевого, оборонительного и полового. Важная регулирующая роль подкорковых образований в настящее время подкрепляется новыми данными об анатомии и физиологии ретикулярной формации мозга как интегрирующей и стимулирующей структуре, содержащей в себе и вегетативные регуляторные механизмы (French, 1957; М. П. Сухецкая, 1958). Особенности строения нейронов ретикулярной формации указывают на возможность избирательного восприятия, объединения и дальнейшей передачи возбуждений. На невронах ретикулярной формации ствола мозга сходятся импульсы от коры больших полушарий, от ядер мозгового ствола и центров спинного мозга с последующей передачей их через ряд переключений на исполнительные органы. Невроны дорсального ядра блуждающего нерва по строению сходны с невромами ретикулярной формации, что указывает и на их функциональное родство (Г. П. Жукова, 1958; Б. И. Шарапов, 1959). На кору головного мозга ретикулярная формация оказывает активирующее действие (А. Бродал, 1960, и др.), но высшие формы интеграции и дифференциации функций осуществляются непосредственно корой головного мозга (П. К- Анохин, 1957; И. И. Филимонов, 1958).
  • Сложные взаимоотношения нервных регуляторных механизмов половой функции, несомненно, обеспечиваются с участием интегрирующей функции ретикулярной системы, при ведущем значении корковых механизмов.
  • Экспериментальные данные о локализации высшего коркового полового центра в головном мозгу крайне противоречивы.
  • Gall (1818) локализовал его в мозжечке, Ferrier (1919)—в girus fusiformis. Герцеги (1917), предполагали, что корковые половые центры находятся вблизи обонятельной сферы, основываясь на «существенной связи между половым инстинктом и обонянием у млекопитающих». Они приписывали этому центру функцию полового инстинкта: половые ощущения, представления, стремление к сближению. Кепи (1926) допускал наличие в головном мозгу двух антагонистических половых центров, действующих на половую функцию и половые железы. В. М. Бехтерев (1904) и Л. М. Пуссеп (1912) при раздражении сигмовидной извилины у собаки получали эрекцию полового члена, эякуляцию и усиление секреции предстательной железы. Этот эффект во многом объяснялся вазомоторными сдвигами, и поскольку сосудодвигательные центры обнаруживаются на обширной поверхности коры, их невозможно, по мнению авторов, рассматривать как центры в анатомическом смысле.
  • Данные о локализации вегетативных центров в разных участках коры больших полушарий, полученные путем раздражения коры электрическим током в остром опыте, не являются методически безукоризненными, так как получаемые эффекты могут быть связаны с ветвлением электрического тока на подкорковые вегетативные аппараты (Л. Я. Пинес, 1957).
  • За последние десятилетия проведен ряд экспериментальных работ, раскрывающих роль лимбической системы в регуляции половой функции. Разрушение миндалевидных тел ведет к развитию гиперсексуализма со значительным усилением секреции гонадотропинов (Schreiber и Kling, 1953; Green и соавт., 1957). Электролитическое разрушение миндалевидных тел у инфантильных самок приводит к преждевременному половому созреванию их (Elwers и Critchlow, 1960). Пептобарбитал, морфин, атропин и аминазин, действуя на ретикулярную формацию лимбической системы, блокируют овуляцию у животных (Sawyer и Kawakami, 1961). Электрокоагуляция «септального комплекса» также приводит к усилению сексуальности и во многих случаях снимает медикаментозную блокаду овуляции (Everett, 1964). Таким образом, миндалевидные тела и структуры «септального комплекса» относятся к системе, уравновешивающей возбудимость подкорковых и периферических сексуальных аппаратов. Правомерно предположить, что у человека эти структуры осуществляют постоянную взаимосвязь безусловно- и условнорефлекторных регуляторных механизмов. Тормозные корковые реакции, характеризующиеся исчезновением не только адекватных, но и спонтанных проявлений половой функции (эрекций и поллюций), протекают при возбуждении клеточных структур миндалевидных тел и «септального комплекса».